Что такое… локализация?

Что именно означает термин и какая работа подразумевается под ним? Роберт из команды локализации любезно согласился ответить на эти вопросы, а также на многие другие в данном интервью.

В: Привет, Роберт. Что входит в понятие локализации? Какую работу приходится делать каждый день?

О: Это достаточно широкая область, но позволь мне обрисовать идею, как она есть: По своей сути локализация имеет дело с переводом текстов любого рода, которые могут встретить игроки. Эти тексты обычно переводятся не только на один язык, но в идеале на все языки, которые мы предлагаем. В случае с Travian: Legends, например, в настоящее время это 39 языков.

Наша работа — убедиться, что все тексты, где бы они ни всплыли, переведены на соответствующие языки, и что они изложены так, чтобы быть интересными нашим игрокам. Это означает, что в локализацию входят не только сами языки, но и много других технических аспектов. Если простыми словами, вот что мы делаем каждый день. Мы регулярно получаем тексты от большого количества департаментов здесь в компании. Это может быть, например, отдел маркетинга или команда работы с социальными сетями, которые приходят к нам, когда им нужно “перевести вот это”. Сначала мы смотрим на тексты, задаем все вопросы, которые только можем придумать и затем отправляем эти тексты нашей внешней команде переводчиков. Здесь особенно важно уделить внимание срокам, когда нужен перевод, что могло быть упущено и содержит ли каждая из страниц текстов всю нужную информацию. Иногда это похоже на жонглирование множеством мячиков. В общем и целом, у нас это вполне неплохо получается.

В: Итак, у вас множество команд, которые переводят тексты?

О: Да, в офисе в Мюнхене нас всего двое. Наши команды переводчиков, каждая из которых состоит как минимум из двух человек, расположены в различных странах по всему миру. Эти команды отвечают непосредственно за выполнение переводов. И все они просто потрясающие!

Мы также часто работаем с профессиональными агентствами, если у нас нет своей команды для определенного языка, или, например, если кто-то заболел. Они же, в свою очередь, имеют возможность привлечь опытных переводчиков игр, которые помогут нам с текстами.

В: Где ты учился этой работе?

О: Не могу сказать, что я учился именно этому, скорее, чему-то принципиально иному. Я учился гуманитарным дисциплинам. Это имеет мало общего с переводами, но тебе приходится длительное время иметь дело с языками и ооооочень много читать (смеется).

Все началось, когда я работал над переводом видеоигр в качестве фрилансера. Первая игра, в которую я был активно вовлечен, была Warhammer Online. Благодаря этому опыту я получил постоянную должность в Дублине (Ирландия), где я начал работу в качестве переводчика. Там я участвовал в переводе других игр, в дополнение к Warhammer Online. Мне повезло работать над первой германской версией League of Legends, например. В это время я все больше оттачивал свое мастерство, а также узнал много нового про управление переводческими проектами. Другими словами, я стал классическим примером человека, полностью сменившего карьеру в индустрии игр.

В: Ты раньше учился языкам?

О: Не напрямую. Хотя я посещал языковую школу, многое я узнал независимо, поскольку языки — это то, что меня всегда интересовало. Даже в играх. Например, мне обычно нравится играть в локализованную версию игры, и меня выводило из себя, если я натыкался на плохой перевод и/или синхронизацию. К несчастью, часто причиной было то, что игры локализовались неподобающим образом.

Меня это раздражало, и я думал про себя: “Я мог бы сделать это лучше!”. Когда был выпущен первый релиз Warhammer Online, я часто писал жалобы на перевод, которому недоставало качества. В какой-то момент кто-то сказал мне: “Ну так иди сделай лучше!”. Ну, я пошел и сделал (смеется).

В: Если ты говоришь, что учился чему-то принципиально другому, означает ли это, что на самом деле есть “соответствующий” курс, где действительно можно научиться локализации?

О: Разумеется, существуют общепринятые курсы и программы высшего образования, на которых ты можешь получить государственный сертификат письменного или устного переводчика. Высшее образование обычно основано на изучении определенного языка, например, английского или немецкого, что также является неплохим вариантом. Есть специальные курсы по локализации, но необязательно игр или программ. Однако, поскольку перевод игр не слишком отличается от перевода “обычного” текста, всему этому можно научиться и так. Важно иметь чувство языков, понимать их структуру, как они работают. Ты должен превосходно знать грамматику собственного языка, а также отлично понимать языки, с которых переводятся тексты. В качестве менеджера проекта огромным преимуществом будет обладание рудиментарными знаниями других языков, осознанием того, как они работают, какие у них отличительные характеристики, какие проблемы могут с ними возникнуть. В нашей области немаловажным будет и знание игр.

Это главные аспекты. Если ты учил английский, японский или немецкий, например, то ты неплохо подготовлен к локализации. Пусть сами мы практически ничего не переводим (за исключением маленьких не слишком значимых текстов), мы всегда должны предвидеть, что может пойти не так с локализацией, которую мы заказываем.

В: На скольких языках ты говоришь?

О: Немецкий и английский — это мои главные языки. Могу сказать, что и говорю я на них очень хорошо (смеется). У меня также есть базовые знания французского и русского, но в основном они со времен школы. Впрочем, это очень помогает мне в моей нынешней работе. Иногда очень полезно уметь читать кириллицу или французский текст, чтобы понять, о чем идет речь. Но нельзя сказать, что я бегло на них говорю.

В: Читать на кириллице должно быть очень сложно, да?

О: Как только ты выучишь алфавит (а это занимает некоторое время), то неособо. Сам язык, в этом случае русский в особенности, конечно, не самый простой в изучении. Но даже просто умение прочесть слово — это полезный навык, даже без необходимости полностью понимать его. Русский язык для нас также крайне важен, так как у компании много игроков из Российской Федерации.

В: Что повлияло на твое решение работать в индустрии игр? Если языки настолько для тебя важны, почему ты не стал устным переводчиком, например?

О: Потому что мне действительно нравятся игры. Я люблю много играть, и я считаю игры невероятно увлекательными. Вот почему для меня важно иметь команду хороших переводчиков, которые способны сделать так, что все наши игроки могут наслаждаться игрой на своем родном языке, как и задумывалось разработчиками игр.

Большая часть содержания игры передается посредством языка, в дополнение к визуальным подсказкам. Это может быть как устный, так и письменный текст. Это крайне важный аспект игры, вот почему я всегда стремлюсь к тому, чтобы он был высшего качества. Если перевод выполнен хорошо, то игроки просто не замечают, что это перевод. Для них это выглядит, как будто игра была создана специально для них. Это наша цель.

В: В какие игры тебе нравится играть? Есть любимые игры?

О: Мне нравится играть во все, если честно. Но нет ни одной игры, в которую я буду играть всегда. Сейчас, например, я только что прошел первое дополнение к третьему Ведьмаку — Heart of Stone. Еще мне нравятся Rocket League, Overwatch и Rail Nation. Так что я действительно во многое играю между делом. За исключением, наверное, игр ужасов, меня слишком легко напугать. Игра должна доставлять удовольствие. Я играю в различные консольные игры, на компьютере и на смартфоне. Всегда по чуть-чуть там и тут.

До некоторой степени это еще обусловлено моей работой. Мне нравится узнавать, что другие компании сделали в области локализации. Поэтому обычно я играю в локализованную, или немецкую версию игры. Это дает представление, кто в нашей индустрии предлагает качественный продукт, а кто полностью завалил дело — хотя сейчас такое не слишком часто происходит, за исключением, возможно, игр для мобильных устройств. Там часто можно заметить замаскированные элементы Google Translate, что нередко приводит к забавным результатам.

В: Интересно ли работать в индустрии игр?

О: Да, абсолютно! Иначе меня бы здесь не было (смеется). Я никогда не работал ни в какой другой области, так что мне сложно судить, что происходит за пределами мира игр. Моя первая полноценная позиция была в индустрии игр. И мне до сих пор нравится это дело. Здесь тебя окружают молодые энергичные люди с множеством идей, полные собственного видения. Здесь присутствует атмосфера расслабленности, и тебе не надо каждый день ходить на работу в костюме. Также стоит отметить чувство открытости, что, могу представить, не слишком характерно для многих других мест. Сама индустрия и компании, работающие в ней, очень интернациональны. Ты часто знакомишься с людьми со всего земного шара, ты перестаешь различать людей на основании того, где они родились, но замечаешь другие аспекты. Это действительно здорово. Не говоря уж о том, что ты работаешь над играми — а что может быть лучше работы над играми?

Спасибо, Роберт, за этот интересный экскурс в локализацию.

Добавить комментарий