Известные высказывания: “Furor Teutonicus”

Выражение “Furor Teutonicus” – “Тевтонская ярость” применяется в ситуациях, когда мы хотим описать крайнюю степень возмущения или воинственного духа, при котором не щадят ни себя, ни других. Это высказывание с большой долей вероятности приписывают римскому поэту и историку Марку Аннею Лукану (39-65 год нашей эры). Он использовал его в описании германских племен, которые угрожали Риму на протяжении целого века до смены эпох и нанесли большое количество кровавых поражений империи.

В то время Рим был един и расширял свою территорию в сторону Альпийских гор, а также вдоль западного побережья Средиземного моря. Римляне договорились о мире с кельтскими племенами, живущими вдоль северной границы, и заключили с ними союз. Процветающая торговля с непосредственными соседями стала причиной принятия римского стиля жизни и стала основой хороших отношений с империей.

Таким образом римляне умело создали буферную зону между собой и варварами с севера. И, хотя германцы вполне регулярно совершали набеги на союзников римлян, таких как маркоманы, гельветы, гермундуры и белги, сам Рим напрямую никогда не был атакован. К счастью, германские возмутители спокойствия довольно часто были заняты также и внутренними междоусобицами, так что, когда бы Рим ни призывали на помощь союзники, его легионы достаточно быстро отбрасывали назад неугомонных варваров.

Что происходило дальше на север, за германскими племенами, живущими у реки Рейн, было практически неизвестно Риму. Кого интересовали эти холодные недружелюбные земли за Рейном и Дунаем?  Вино там не производилось, и кроме шкур и некоторого количества янтаря не было ничего, что нельзя было бы купить в других регионах проще и дешевле. Этот уголок земли был настолько скучен и пустынен, что поэт Гомер использовал его в качестве модели для своего описания загробного мира.

Переселение

В 120 году до нашей эры, однако, начинается массовая миграция в варварских территориях, одна из которых едва не привела к падению Рима. Десятки тысяч германцев из племени кимвров, тевтонцев и амбронов покинули свои поселения в Ютландии на территории нынешней Дании. Они двинулись к югу, где жили богатые кельтские племена. Их путешествие привело их к реке Одра, через Богемию и сегодняшнюю Австрию, хотя точный маршрут неизвестен.

Мы можем только гадать о причинах германской миграции. Голод и плохие урожаи в результате сильных штормов или просто перенаселенность – вот наиболее вероятные причины. Что можно сказать точно, тем не менее, это что переселенцы искали новые области для переселения. Они путешествовали вместе с женщинами и детьми, а также всем своим скарбом в надежде найти новое место для жизни.

Но куда бы они ни приходили, все пригодные для поселения земли были уже заняты. Иногда их аккуратно сопровождали, временами они совершали грабежи и крали необходимое продовольствие, бывало, что откидывали назад силой оружия. Им никак не удавалось основать постоянное поселение. В то же время колонна росла в размерах: малые группы других племен присоединялись к мигрантам то там, то здесь. Их вел кимврский вождь Бойориг, который в свои лучшие дни командовал армией в 120 000 бойцов. А вся колонна, включавшая в себя также семьи бойцов, должна была быть в несколько раз больше.

Битва при Норее

Римлянам стало известно о колонне только тогда, когда кимвры уже заполонили территорию Норик в сегодняшней Каринтии в 113 году до нашей эры. Племя, союзное с римлянами, призвало последних на помощь. Римские легионы располагались неподалеку, и их командир Папирий Карбон послал их встретить врага. Он отклонил мольбу прибывших о землях для поселения и перекрыл переходы в Альпах, но пообещал им безопасный проход на запад.

Затем он, однако, решил предать тевтонцев и атаковал их колонну во время отдыха. В Норее, которая располагалась на территории нынешней южной Австрии, состоялась битва. Консул Карбон понес сокрушительное поражение и только случай спас его армию от полного уничтожения. Согласно источникам, сильная гроза помешала германцам закончить бой.

Передвижение на запад

После этого тевтонцы повернули на запад, продолжили путь к северу от Альп, пересекли Дунай и Рейн и вторглись в Галлию. Два года спустя они достигли границ римской провинции Нарбонская Галлия на побережье Средиземного моря, что угрожало Риму потерей сухопутного моста к их испанским провинциям. Там тевтонцы снова попросили место для поселения, и Марк Юний Силан, губернатор той провинции, отправил их в Римский сенат, так как не мог самостоятельно решить столь критичный вопрос.

Рим вновь ответил отказом. В 109 году до нашей эры состоялась очередная битва между кимврами и тевтонами с одной стороны, и римлянами, на этот раз под командованием Силана, с другой. И снова Рим был повержен германскими варварами и в сенате начались дебаты длиною в год, в то время как германцы занимались мародерством и грабили южную Галлию в поисках постоянного поселения.

В 105 году римляне начали очередной этап войны против германцев. В этот раз Рим подготовился лучше и собрал большую армию, которой управляли два генерала – консулы Сервий Цепион и Гней Маллий Максим, которые должны были принести Риму долгожданную победу. Генералы не слишком ладили между собой. Цепион заработал свою репутацию в испанских провинциях и происходил из древнего римского аристократического рода, в то время как Максим был “новый человек”, так как он первым в своем роду достиг столь высокого звания в Римской империи.

Тевтонская ярость

В итоге Римская армия разделилась и выдвинулась, чтобы дать бой германцам. Армии встретились около Арузиона на берегах реки Роны, недалеко от сегодняшнего города Оранж. Но поскольку каждый из двух генералов хотел славы исключительно для себя, никакого совместного планирования не было произведено. Германцы под началом Бойорига атаковали римлян и наносили им одно поражение за другим. Разгром был полным – по словам источников, погибло около 80 000 римских солдат.

Почти хуже, чем даже само поражение, были отчеты. Согласно донесениям, германцы убивали всех римлян, которых они встречали, в каком-то кровавом безумии. Многие были принесены в жертву германским богам. Римлян вешали, им перерезали горло, их головы затем привязывали к деревьям. Добычу также приносили в жертву в больших количествах: оружие разбивали, лошадей топили и бросали их в реку вместе с другими ценностями, такими как одежда, ювелирные и золотые украшения. Новости об этой безумной жестокости вселили ужас в римлян перед “Тевтонской яростью”, которая, без сомнения, была бы направлена и на город и его жителей.

Сейчас доподлинно неизвестно, почему Германцы не воспользовались моментом и не захватили Рим. Но вместо атаки на беззащитный город Германцы повернули на запад и даже разделились в последующие годы. Возможно, это было связано с трудностями снабжения колонны такого размера в столь продолжительном походе. Пока кимвры продвигались в сторону Пиреней, чтобы попытать удачу на Пиренейском полуострове, другая группа тевтонцев и амбронов двинулась на северо-запад в сторону Бискайского залива.

Но куда бы они ни шли, они не могли найти себе места. Армии объединились снова в 103 году до нашей эры, и, потерпев неудачу в войне с белгами в северо-восточной Галлии, двинулись на юг в сторону Италии.

Передышка

В это время Римляне уже были подготовлены. Они использовали два года передышки для того, чтобы провести реформы в армии. Вместо неумелых новобранцев теперь сражались профессиональные солдаты, легионеров также теперь набирали из низшего сословия, чтобы позволило обучить достаточное количество воинов. В армии была строгая дисциплина: солдаты несли до 40 кг снаряжения во время своих походов – очень тяжелый груз. Но он сделал армию независимой от обычных обозов и поставок, и позволял совершать гораздо более быстрые марш-броски.

Армию возглавлял Гай Марий, обычный солдат скромного происхождения. Его первые достижения были в кампании в северной Африке, где он нанес поражение и захватил в плен Югурту, непокорного царя вассальной империи в 104 году до нашей эры, и затем представил его во время триумфального парада в Риме. Германцы же все двигались по Европе, разоряя земли на протяжении почти 20 лет, и это была постоянная угроза для Рима и его подданных.

В 102 году германцы повернули на юг и вновь разделили армии: кимвры должны были пересечь альпы с севера, в то время как тевтонцы и амброны двинулись вдоль побережья в Галлии. Марий решил встретить их с тремя легионами (около 32000 солдат) и преградил путь тевтонцам и абронам под командованием Тевтобода в Аквах Секстинских, нынешнем Экс-ан-Провансе.

Со всем своим искусством стратега он спровоцировал атаку германцев на легионеров, которые располагались на вершине холма. Его план сработал: быстро приближающиеся тевтонцы теряли темп, и римские фаланги смогли отбросить их назад. Когда небольшой римский дивизион атаковал фланг тевтонской армии, боевой порядок германцев расстроился и тевтонцы с абронами потерпели поражение. Римляне убивали врагов тысячами, колонны женщин и детей были также истреблены. Кости побежденных, по слухам, служили удобрением для виноградников даже годы спустя.

Решающая битва против кимвров, которые в это время пересекли Альпы, произошла в следующем году. На полях поблизости от современного Милана Гай Марий и проконсул Квинт Лутаций Катул собрали армию в 50000 легионеров. Сколько кимвров участвовало в этой битве под началом Бойорига, история не сохранила.

Что мы знаем, так это результат битвы: легионеры Гая Мария сумели одержать полную победу и римляне были не менее свирепы и беспощадны по отношению к своим врагам. После того, как они разгромили войско, они также захватили колонну кимвров. Женщины и дети защищали обозы до последнего, многие предпочли убить себя, чем попасть в плен.

Эта битва положила конец многолетней миграции кимвров и тевтонцев, и римляне сумели отвести смертельную угрозу от города. Это также знаменует конец этих племен в истории, в то же время другие германские племена начинают привлекать внимание Рима. Есть одно позднее упоминание о кимврах, так как не все из них в свое время решили переселиться на юг. В 5 веке нашей эры группа из племени кимвров приехала в Рим и навестила императора Августа. С собой они привезли величайшее сокровище – котел, чтобы загладить вину за атаку.

Добавить комментарий